Глава Минцифры Максут Шадаев на CNews FORUM Кейсы - о ходе цифровизации России в новых условиях

ГлавнаяНовостиНовостиНовости, 202206Новости, 202206 → Глава Минцифры Максут Шадаев на CNews FORUM Кейсы - о ходе цифровизации России в новых условиях
- КиТ :: Будь в СЕТИ!

Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максут Шадаев ответил на самые актуальные вопросы читателей CNews, представителей ИКТ-отрасли и участников CNews FORUM Кейсы. Открытый диалог министра с отраслью в рамках форума CNews прошел уже во второй раз. Как рассказал Максут Шадаев, грядут большие изменения: расширение круга получателей мер поддержки ИТ-отрасли, упрощение процедуры включения в реестр российского ПО, большие инвестиции государства в создание микропроцессоров на открытой архитектуре RISC-V и многие другие.

«Мы существенным образом расширяем круг получателей льгот»

CNews: Максут Игоревич, многие вопросы, которые мы получили, касаются мер поддержки ИТ-отрасли. Расскажите, пожалуйста, какие меры уже удалось реализовать, какие ожидаются и когда их планируется ввести?

Максут Шадаев: Мы действуем в рамках Указа Президента, который появился достаточно оперативно после начала спецоперации. Многие вещи, которые в него вошли, готовились заранее (обсуждали весь прошлый год), поэтому так совпало, что он вышел после начала спецоперации. Практически все пункты, которые там содержатся, либо уже реализованы, либо реализуются.

Например, налоговые льготы. Правительство одобрило законопроект поправок в Налоговой кодекс, он внесен в Государственную Думу, и я надеюсь, что до конца этой сессии будет рассмотрен и принят. Там мы существенным образом расширяем круг получателей льгот и снижаем критерии, необходимые для получения.

CNews: Когда это может произойти?

Максут Шадаев: Мы надеемся, что до конца сессии в июне Госдумой эти поправки будут рассмотрены и приняты. Это, наверное, самая сложная часть работы, потому что то, что мы туда погрузили, так долго согласовывали с Минфином… Любые льготы фактически означают выпадающие доходы - бюджет не добирает денег, и здесь всегда Минфин стоит на страже, на защите бюджета, и это очень сложный компромисс. Но я считаю, что нам удалось, по крайней мере, согласовать на уровне Правительства большую часть наших «хотелок». Для нас было очень важно, чтобы производители и компании, которые продают и внедряют российские программно-аппаратные комплексы, тоже получили льготы. Фактически, это производители железа. Интернет-компании, образовательные платформы, интеграторы, производители железа - все они включены в правительственные поправки в Налоговый кодекс. Сейчас важно, как эта дискуссия пройдет в Думе, но я надеюсь, что Государственная Дума нас поддержит в этой части.

Начали выдавать льготную ипотеку. 166 кредитов уже выдано и порядка 6 тысяч заявок на льготную ипотеку для сотрудников ИТ-компаний банками одобрено.

Что еще важно? Отсрочка от армии. Первоначальные списки мы сформировали на 8 800 человек. Мы проверяем стаж, специальность, после проверок финальный список из 8 тысяч человек ушел в Минобороны, и эти 8 тысяч человек должны быть освобождены от срочной службы.

Мы запустили льготные кредиты под 3%. Уже выдали достаточно большой объем льготных кредитов, но выдали их в основном крупным компаниям. Со средними мы сейчас разбираемся. Очень много идет обратной связи из наших чатов. Общаясь с коллегами, мы понимаем, что там есть еще, над чем поработать. Мы обязательно проведем совещание с банками, пока эта программа только набирает обороты. Крупным компаниям, нашим лидерам цифровой экономики, просто, а средний бизнес пока сталкивается с некоторой пробуксовкой в этой части.

В первом чтении в Госдуме принят законопроект об упрощенном трудоустройстве иностранных граждан, что тоже очень важно. Это мера, которую мы очень долго обсуждали. Я думаю, что до конца сессии Госдума этот законопроект тоже рассмотрит.

Из того, что требует нашего пристального ручного контроля сейчас, - это распаковка льготных кредитов для малого и среднего бизнеса. Здесь нам придется дополнительно донастройку определенных процессов проводить.

Максут Шадаев: В Налоговом кодексе мы убрали требования по численности, но индивидуальных предпринимателей нам согласовать не удалось с Минфином. При этом у нас идет активная дискуссия с регионами. Регионы охотно идут на пониженную ставку УСН. Фактически уже больше 35 регионов приняли на уровне своих региональных законодательных актов ставку 1% от доходов, и 5% как ставку на разницу между доходами и расходами.

Я думаю, что до конца лета большая часть регионов такие программы примут, и соответственно ИП на упрощенной системе налогообложения смогут тоже этими льготами воспользоваться. Мы, по крайней мере, это записали в KPI региональным айтишникам, региональным заместителям губернаторов, которые отвечают за цифру, это тоже один из показателей оценки результативности их работы.

«Крупные заказчики понимают: без инвестиций в российские решения дальше эффективно развиваться они не смогут»

CNews: Участники рынка сообщают, что грантовая поддержка сейчас буксует из-за большого количества заявок. Видите ли вы эту проблему и планируете ли увеличить количество экспертов, которые рассматривают заявки?

Максут Шадаев: Да, этому вопросу был посвящено мероприятие ЦИПР, в котором участвовал премьер-министр Михаил Мишустин. На практике оказалось, что компетенций Минцифры и даже экспертов не хватает, чтобы принять обоснованное решение о финансовой поддержке развития отраслевых решений. Фактически Председателем Правительства была задана новая рамка, он объявил о том, что мы создаем индустриальные комитеты по десяти основным отраслям - финансы, ритейл, энергетика, тяжелая промышленность, сельское хозяйство и так далее. В них якорные заказчики будут принимать решения относительно поддержки того или иного проекта по разработке отраслевых платформ, решений, продуктов.

Мы столкнулись с гигантским предложением от ИТ-компаний, и понимаем, что, к сожалению, неспособны без заказчика, у которого есть отраслевая компетенция и понимание своих потребностей, эти решения принять. Плюс мы делаем свои группы по сквозным технологиям. Мы тоже определили десять направлений, где уже продукты условно системные, от отрасли независимые. Здесь мы тоже будем формировать составы экспертов из представителей компаний. При всем уважении к Минцифре, компетенций нам не хватит, чтобы эффективно распределить средства. Мы подняли порог софинансирования - гранты могут покрывать 80% расходов, значительно повысили лимит суммы по грантам, поэтому мы хотим здесь опираться на мнение либо отраслевого заказчика, либо индустрии в плане выбора и поддержки конкретных проектов.

CNews: Как бизнес встретил эту инициативу? На ЦИПР звучало мнение, что в факультативном режиме трудно заниматься такими серьезными задачами, как формирование бизнес-требований для разработки важных информсистем.

Максут Шадаев: Два года мы пытались придать приоритет российским решениям. Как государство действует? Оно сначала либо вводит какие-то ограничения, что можно использовать только российское в отдельных направлениях по отдельным сегментам, либо пытается создать дополнительную финансовую мотивацию. Например, Правительство на прошлой неделе поддержало законопроект о том, что расходы на внедрение продуктов с искусственным интеллектом заказчику можно списывать на себестоимость с коэффициентом 1,5, то есть фактически уменьшая базу налога на прибыль. В данном случае инвестиции в такие решения должны быть для заказчиков интересны.

Мы пытались продвинуть российские решения, где-то успешно, где-то не очень, но это была, условно, навязанная стратегия. Мы часто слышали от бизнеса, особенно частного, что, ребята, мы хотим быть конкурентоспособными, мы хотим пользоваться зарубежными продуктами, лучшими в своем классе, и не очень понимаем, зачем мы должны внедрять российские решения.

Сейчас ситуация резко поменялась и об этом, кстати, Алексей Мордашов сказал в своем выступлении. Как только компании включили в санкции, через 20 минут было направлено уведомление, что поддержка зарубежных программных продуктов больше не предоставляется. Мы видим, что крупные заказчики понимают: без инвестиций в российские решения дальше эффективно развиваться они не смогут. Понятно, что можно законсервировать решения, в которые уже вложены деньги, но консервация не даст возможности двигаться дальше по пути цифровой трансформации.

Радостно, что заказчики поворачиваются лицом к индустрии. Я даже по стартапам «Сколково» вижу, что они какой-то нереальный интерес со стороны заказчиков сейчас испытывают. Я считаю, что ситуация, может быть, тяжелая, но российская индустрия от этого должна выиграть.

«Мы открываем большие инвестиции»

CNews: По вашим оценкам, как изменится финансирование цифровизации в федеральных и региональных органах власти в 2022 и 2023 году? Стоит ли ожидать сильного сокращения? Участники рынка сообщают, что в регионах уже ощущается сокращение объемов ИТ-контрактов (преимущественно в части поставок оборудования). Сворачивая перспективные проекты на следующий год, регионы ссылаются на сокращение ИТ-бюджета в 2023 году. Видите ли вы эту проблему и планируете ли что-то предпринять, потому что сокращение финансирования идет вразрез с обещаниями Правительства и Президента по поддержке ИТ-отрасли?

Максут Шадаев: Я, честно говоря, не вижу. У нас же трехлетний бюджет. Региональные программы по цифровой трансформации утверждены, эти бюджеты запланированы на 2022, 2023 и 2024 годы. Единственное, что я вижу: действительно, часть контрактов на поставку железа буксует, но регионы начинают перераспределять деньги в пользу разработки, внедрения программных решений. Это я вижу, но цифры по сокращению бюджетов мы не фиксируем. Мы видим, что они уходят в глубокие переброски внутри и, наверное, с этим связано, что многие заказы отодвигаются на более поздний срок. Лимиты пока никто из регионов не уменьшает. Наоборот, все госкомпании получают директивы наращивать расходы на цифровизацию в 1,5–2 раза. Это один из показателей при согласовании стратегий, трехлетних программ цифровой трансформации. Для тех компаний, которые не добились высокого уровня зрелости, мы требуем увеличения расходов минимум в 1,5–2 раза.

CNews: В начале весны говорилось о том, что государство планирует реализовывать крупные проекты цифровизации, чтобы поддержать отрасль и задействовать тысячи программистов. Каких наиболее масштабных инициатив можно ждать в ближайшее время?

Максут Шадаев: Мы начинаем работу в разрезе отраслей, заказчики формируют свои потребности - АСУ ТП, САПРы - огромный сегмент продуктов, здесь требуются большие инвестиции в разработку отечественных решений. Мы всех настраиваем на то, что этот процесс будет достаточно долгим, 3–5 лет (не то, что российский конкурентный САПР появится через 1,5–2 года). Поэтому, запуская такие программы, мы открываем большие инвестиции.

Напомню, что сумма грантов увеличена до 6 миллиардов. Мы готовы идти на значительные инвестиции. Правительство выделило только у нас 30 миллиардов грантов на три года. Я считаю, что это очень хорошая история, чтобы эти большие, значимые программы стартовать. Но только вместе с крупными заказчиками - мы опираемся на их опыт, экспертизу, знания. В итоге они будут конечными заказчиками и пользователями тех продуктов, которые мы должны разрабатывать.

«Ни дистрибьюторов, ни интеграторов мы в обиду не дадим»

CNews: Большой блок вопросов касается ухода с российского рынка иностранных компаний. Госконтракты на поставку импортного оборудования, заключенные до начала санкций, сейчас невозможно выполнить в срок. При этом каналы параллельного импорта еще в стадии формирования. Какие последствия в таких условиях ждут поставщика? Это будут стандартные штрафы, пени, помещение в реестр недобросовестных поставщиков, или есть возможности такого избежать, если да, то как?

Максут Шадаев: В Правительстве ведется дискуссия о необходимости законодательного урегулирования этого форс-мажора. Еще в апреле мы выпустили разъясняющее письмо, в котором рекомендовали заказчикам пока не обращаться в суд, чтобы принуждать исполнителя к выполнению своих обязательств или взыскивать какие-то штрафы. В этом отношении я верю в судебную практику, пока прецедентов нет, чтобы незаслуженно пострадал интегратор, поставщик в связи с тем, что уходят международные компании.

Еще раз, коллеги, я обращаюсь ко всем. Если вы чувствуете такие риски, пишите в Минцифры, пишите мне, и мы в ручном режиме готовы такие вещи сопровождать. Пока позиция Правительства такова, что на уровне судов будут приниматься адекватные решения, которые будут исходить из того, что это форс-мажорные обстоятельства. Когда мы говорим, что надо урегулировать эту историю, все говорят: покажите нам прецеденты неправильных судебных решений. Пока мы таких не видим.

CNews: То есть пока это больше опасения рынка?

Максут Шадаев: Да.

CNews: Похожий вопрос касается сервисных контрактов. Говорят, что инструмент форс-мажора не работает, потому что торгово-промышленные палаты не выдают соответствующие сертификаты, законопроект о приостановке ответственности из-за санкций в Госдуме заморожен. Заказчики хотят разорвать сервисные контракты, ссылаясь на то, что поддержка от интегратора не соответствует уровню поддержки от вендора, которая приостановлена. Участники рынка считают, что именно позиция Минцифры и призыв с рекомендацией заказчикам принимать поддержку от интегратора, дистрибьютора в такой ситуации могла бы решить проблему.

Максут Шадаев: Ни дистрибьюторов, ни интеграторов мы в обиду не дадим. Уже был такой призыв. Мне кажется, что он прозвучал в правильный момент. Многих крупных заказчиков он удержал от подачи исковых заявлений в суды. Если контракты предполагали поддержку непосредственно зарубежных производителей, вендоров, то они разрываться могут. Но нам важно, чтобы иски, санкции и штрафы на наших интеграторов не ложились.

В этой ситуации еще раз призываю всех, кто чувствует в этой части риски: Минцифры встанет рядом, и мы точно готовы занимать общую позицию до конца и поддерживать все компании, в судах в том числе. Такую общую рекомендацию мы дали еще в начале апреля, опубликовали письмо. Я знаю, что многих заказчиков это остановило, но если этого сейчас недостаточно, то готовы следовать case by case, у вас же «CNews FORUMКейсы». Надеемся, что таких кейсов будет немного, но в конкретных случаях готовы включаться.

CNews: Спасибо. Обсуждается ли в Правительстве индексация стоимости длительных по срокам госконтрактов в сфере ИКТ в связи с ростом цен на оборудование и другие ресурсы?

Максут Шадаев: Да. Мы внесли поправки в 44-й и в 223-й законы, которые предполагают возможность изменения условий даже заключенных контрактов, что для госзаказчиков и госкомпаний всегда очень чувствительно. Поправки внесли, они получили поддержку у Правительства. Сейчас с Минфином и ФАС обсуждаем, и будем до конца пытаться обеспечить необходимую гибкость при закупках.

Сейчас многие контракты не заключаются, потому что любой поставщик оборудования понимает, что есть неопределенность, связанная с перестройкой логистики, и не готов брать на себя ответственность, банковскую гарантию, платить штрафы и попадать в реестр недобросовестных, если мы используем весь наш аппарат принуждения к исполнению государственных контрактов. Поэтому мы все эти поправки внесли. Правительство нас поддержало. До конца июня надеемся их с Минфином и ФАС согласовать.

CNews: Как будут решаться проблемы доступности SSL-сертификатов для российских сайтов в условиях бойкота России со стороны крупнейших зарубежных удостоверяющих центров?

Максут Шадаев: Во-первых, бойкот еще не тотальный, то есть сертификаты еще продолжают выдаваться отдельными центрами. Плюс мы запустили на «Восходе» свой центр выдачи таких сертификатов. Даже сделали законопроект на эту тему, он тоже получил поддержку Правительства и должен быть внесен в Государственную Думу.

CNews: Будет скоро внесен? Участники рынка жалуются на нехватку нормативной базы...

Максут Шадаев: Тут нам скорее важно, чтобы их принимали российские браузеры, тот же «Яндекс.Браузер», и чтобы это была его обязанность по закону.

CNews: Видите ли вы какие-то сигналы, что иностранные ИТ-компании ищут возможности вернуться на рынок России?

Максут Шадаев: Мы видим большое сожаление российского менеджмента этих российских представительств, российских юрлиц, которые эти компании представляют на рынке. Я думаю, что в текущей ситуации ждать возвращения крупных производителей, вендоров нам не приходится. В этом смысле мы с пониманием относимся, будем рады, если они вернутся, потому что конкуренция – это всегда хорошо, но пока ситуация вот такая. Пока сигналов, что кто-то планирует официально вернуться к работе в России, мы не видим.

CNews: Нет ли у вас опасений, что, декларируя приостановку деятельности, некоторые ИТ-компании из недружественных стран по факту продолжают работу в стране, в том числе «переобуваясь» в российский бизнес, который остается подконтрольным западным компаниям? Это, возможно, хорошо с точки зрения сохранения рабочих мест и непрерывности бизнеса, но может препятствовать ходу импортозамещения и нести с собой риски информационной безопасности.

Максут Шадаев: В любом случае произошедшие события показывают, что будущее у российских решений есть, и в этом смысле мы не боимся конкуренции с зарубежными поставщиками, нет задачи наш рынок оградить от вендоров. Если они уходят, то это их решение, мы их здесь не выживаем и готовы к открытой конкуренции.

Если кому-то удается в такой схеме работать, это неплохо по текущим временам, но то, что я вижу, скорее всего это будут российские компании. В консалтинге это уже произошло, когда российские офисы крупных консалтинговых компаний стали российскими компаниями с российскими гражданами, которые контролируют эти компании. Возможно, у многих крупных вендоров будет похожая схема, и они останутся здесь, но уже как российские компании с российскими акционерами, которые дальше просто продолжат поддерживать легаси-инфраструктуру, которая была сформирована на базе этих технологических решений.

CNews: В связи с прекращением деятельности в России иностранных сертифицирующих центров планируется ли ограничить или запретить госведомствам и госкомпаниям указывать в конкурсной документации требования по наличию в штатах поставщиков сертифицированных специалистов? Планируется ли развитие собственной системы сертификации ИТ-специалистов?

Максут Шадаев: У нас стандартный диалог с любым госорганом: планируется ли что-нибудь ограничивать? Нет, мы считаем, если инженеры получили сертификацию, если у нас есть наследованная инфраструктура, которая построена на решениях зарубежных производителей, понятно, что инженеры никуда не делись, и наша задача, чтобы они остались в стране и пока были востребованы на поддержке инфраструктуры, которая базируется на этих решениях. Поэтому здесь мы ограничивать ничего не планируем. Мы планируем развивать собственную систему сертификации, конечно.

«Государство будет оказывать большую поддержку проектам на RISC-V»

CNews: С прошлого года Минцифры отвечает за спрос на российскую электронику. Какие задачи в этом направлении вы ставите перед собой в новых условиях?

Максут Шадаев: Со спросом на российскую электронику у нас теперь все хорошо. Никаких дополнительных, ни ограничивающих, ни мотивирующих экономических факторов мы пока не планируем.

Наша основная задача сейчас - помочь производителям вычтеха, компьютерного и телеком-оборудования, создать производства здесь. Почему? Потому что, наверное, будут сложности с получением готового оборудования от вендоров, но, мы видим, что комплектующие, так называемые «бомы» (Bill of Materials, BOM - перечень комплектующих для производства конечного изделия; прим. ред.), мы пока завозим, и пока ситуация неплохая. У вас в ролике были отличные проекты по развитию собственного производства. Понятно, что мы будем снижать зависимость от зарубежных комплектующих, но развитие собственного производства компонентной базы - это длинный процесс. А пока мы будем завозить и собирать здесь конечное оборудование.

CNews: Расскажите, пожалуйста, подробнее о центре сборки СХД, который планируется создать в России.

Максут Шадаев: Как раз я был на забивании последней сваи на этом заводе компании Yadro в Дубне, которая уже в конкурентной борьбе, подчеркиваю, с зарубежными вендорами завоевала 40% российского рынка СХД. Я считаю, что перспективы достаточно большие, если они смогут производить конкурентные СХД. Крупные зарубежные RnD-центры у нас закрываются, и я знаю, что коллеги активно хантят оттуда инженеров.

CNews: Раньше из-за границы их возили, а теперь они освободились здесь.

Максут Шадаев: Да. Они конкурируют за высококлассных инженеров и, в моем понимании, делают это очень успешно. Я вижу, что им удается убедить большую часть остаться в России, работать над амбициозными проектами, поэтому я считаю, что здесь у нас очень неплохие позиции.

CNews: В условиях, когда производство собственной компонентной базы затруднено, но при этом нарастает сборка внутри России, могут ли измениться регуляторные ограничения для госорганов по использованию российского железа в сторону возможностей использования оборудования не на российских процессорах?

Максут Шадаев: Я думаю, что в любом случае сейчас государство будет делать большие инвестиции и оказывать большую финансовую поддержку проектам развития собственных архитектур на RISC-V. Сейчас основные усилия будут сосредоточены на проектировании и разработке собственного процессора на основе открытой архитектуры, я думаю, что это будет приоритетом. Безусловно, поэтапно. Этот процесс тоже не одномоментный. Наверное, будем поэтапно ориентировать разработчиков ПО на то, что должна быть обеспечена совместимость с перспективными российскими разработчиками процессоров на базе RISC-V.

«Упростить процесс включения в реестр российского ПО»

CNews: Министерство планировало этим летом перезапустить реестр российского ПО. Какие новые требования предполагается предъявлять к программам? По нашим данным, в частности рассматривается вопрос об обязательной совместимости продуктов из различных категорий реестра друг с другом. Так ли это? И попутно еще вопрос: ранее планировалось прорабатывать совместимость российского оборудования с российским ПО - эта работа заморожена, или она тоже как-то продолжается?

Максут Шадаев: По российскому реестру ПО у нас три главных инновации. Первое - упростить процесс включения, потому что сейчас включение в реестр ПО - достаточно длительная процедура, которая предполагает определенную экспертизу, проверки на наличие иностранного ПО, используемого в том решении, которое предлагается включить. Сейчас мы хотим эту процедуру скорее поменять: сначала включаем, а потом уже, если результаты экспертизы показывают, что иностранные компоненты есть, то будем исключать. Это для того, чтобы ускорить процесс. Российское ПО, я напомню, продается у нас без НДС. Это дополнительная льгота для российских разработчиков.

Второе. У нас зафиксировано сейчас, что в реестр ПО включаются продукты тех компаний, где 50% и больше у российских граждан. Мы считаем, этот критерий нужно немного поменять. Много классных российских компаний, где нет 50+ процентов у российских граждан, но при этом российские граждане по факту контролируют деятельность компаний, то есть у них есть 25% и более, а у других инвесторов таких пакетов нет. Поэтому здесь тоже предполагаем эти критерии менять, и сейчас мы это как раз обсуждаем с рынком.

Самое главное, что мы тоже обсуждаем, - как нам аккуратно вводить требования совместимости с российскими операционными системами. Мы будем это делать очень аккуратно, потому что, если мы одномоментно введем, то нагрузим всех разработчиков ПО очень много средств сразу инвестировать в эту совместимость. У нас есть такие планы, они будут ориентированы на трех-, пятилетнюю перспективу. Будем поэтапно основные востребованные классы ПО делать совместимыми с российскими операционными системами.

CNews: Планируете ли вы выбрать какие-то конкретные приоритетные операционные системы?

Максут Шадаев: Нам важно, чтобы их было минимум три, и они были основными на рынке.

CNews: Уже есть понимание механизма отбора?

Максут Шадаев: Механизм как раз сейчас обсуждаем с индустрией. Это решение будет согласовано с индустрией. У нас же будет Центр компетенций по сквозным технологиям. Один из них будет посвящен как раз операционным системам, и туда мы включим всех представителей и договоримся о прозрачности критериев.

Одобренные поправки в Налоговый кодекс, как я уже сказал, распространяются на производителей ПАКов (программно-аппаратных комплексов), и у нас в реестре должна возникнуть отдельная ветка, связанная именно с ПАКами.

CNews: На какой стадии находится проработка идеи принудительного лицензирования ПО недружественных стран? Каково отношение Минцифры к этому вопросу?

Максут Шадаев: Такой стандартный вопрос, и мой стандартный ответ. Мы против легализации пиратства. Нам кажется, что риски, которые будут влиять на российских разработчиков, выше. Во-первых, когда мы будем легализовывать пиратство, мы фактически законсервируем ситуацию. Во-вторых, когда мы такую практику вводим, не факт, что она не повлияет на продажи российских производителей. Очень сложно, когда мы легализуем пиратство, вводить градации. Мы против. Мы обсуждаем с отраслью, как нам все-таки сделать прозрачный механизм, если мы вынужденно используем зарубежные программные продукты в то время, пока мы не перейдем на российские, и как нам договориться о том, как мы будем учитывать это использование, и как мы будем расплачиваться с компаниями, когда они вернутся на российский рынок.

«У нас есть план Б: перенаправить трафик через Азию»

CNews: Как будет решаться вопрос нехватки телекоммуникационного оборудования из-за ухода из России основных поставщиков? Сколько времени сотовые операторы смогут стабильно работать без новых поставок? Можно ли говорить о том, что сетей 5G в России в ближайшее время не будет?

Максут Шадаев: Во-первых, мы видим по складам операторов, что у многих есть запас на год-полтора, они закупились вперед, это неплохо.

Второе. Мы сейчас внесли законопроект относительно так называемого внутрисетевого роуминга. Он предполагает, что, если в малочисленных населенных пунктах или на дорогах стоит базовая станция, то она будет обслуживать всех абонентов всех операторов. Сейчас фактически у нас очень жесткое закрепление: базовая станция оператора обслуживает абонентов только этого оператора. Конкуренция всегда развивалась по принципу, у кого лучше сеть, у кого лучше покрытие. В текущей ситуации нам кажется, что на отдельных территориях, где это экономически обосновано, мы можем ограничиться одной базовой станцией, которая будет поддерживать работу абонентов всех операторов.

Естественно, у нас есть проекты по локализации производства оборудования, прежде всего 4G. То же самое Yadro его заявило. Я думаю, что в ближайшие два-три года российское оборудование появится.

По поводу 5G, честно говоря, у нас до сих пор не до конца был решен вопрос с частотами. Наш девиз: лучше 4G всем, чем 5G некоторым. Я считаю, что это вынужденная пауза с введением 5G в целом неплохо будет сказываться на проникновении 4G повсеместно. Нам есть, куда еще обеспечивать 4G с точки зрения покрытия населенных пунктов.

CNews: Будут ли задержки в графиках реализации программы устранения цифрового неравенства? Будут ли реализованы планы по обеспечению сотовой связью малых населенных пунктов?

Максут Шадаев: В прошлом году, когда принималось решение о продлении разрешений на использование частот для 4G, мы ввели для них требования, что они должны к 2024 году покрыть все населенные пункты 4G с населением от 4 тысяч. С учетом изменения экономических условий мы на год ввели мораторий на исполнение этих требований и фактически на год перенесли начало реализации этой программы.

Что касается программы устранения цифрового неравенства в рамках отчислений, которые делают операторы в резерв универсального обслуживания, то нет, мы надеемся, что темпы нам удастся сохранить.

CNews: Будут ли проблемы со связностью российского интернета из-за прекращения сотрудничества с Россией ряда крупных иностранных магистральных операторов и бирж трафика?

Максут Шадаев: В международной точке обмена трафиком, по-моему, был один или два прецедента отключения российских операторов, но в целом мы видим, что эта работа там заморожена и на европейском направлении точки обмена трафиком действуют. Но у нас есть план Б через другую сторону: в случае полного отключения в Европе российских операторов от международных точек обмена трафиком перенаправить трафик через Азию. У «Ростелекома», как у главного магистрального оператора, такой план есть.

«Правительство будет последовательно наращивать объем поддержки»

CNews: Вопрос из зала. В отличие от ушедших вендоров у российских компаний как правило нет комплексных отраслевых решений, решения чаще точечные и возникают сложности при их интеграции. Существуют ли планы по стандартизации и унификации решений для всего госсектора и рекомендации для компаний с госучастием? Где можно посмотреть рекомендуемые стандарты и интеграционные решения?

Максут Шадаев: Этот вопрос тоже поднимался в Нижнем Новгороде на обсуждении у Председателя Правительства. Отраслевые центры компетенций должны стать не только консолидированным заказчиком на новые решения, но и вырабатывать отраслевые стандарты, причем в каждой индустрии они будут свои. Такая задача им поставлена. Мы считаем, если металлурги должны о чем-то договориться и не только госкомпании, не только с госучастием, но и крупные заказчики, то они должны такие стандарты утверждать. Это задачи таких центров компетенции. Мы им ее, по крайней мере, так ставим.

CNews: Еще один вопрос из зала. В рамках цифровизации госсектора планируется ли грантовая поддержка органов местного самоуправления, муниципалитетов? На данный момент имеется множество решений для цифровизации городского хозяйства, внедрение которых возможно лишь за счет городского бюджета.

Максут Шадаев: Здесь немного другая история. В силу того, что функционал у муниципалитетов регионов во многом типовой (безусловно на уровне региональных и муниципальных законодательств есть своя специфика, но на 90% это типовые функции), скорее речь идет о том, что будут развиваться централизованные платформы, которые будут покрывать в том числе типовые региональные, муниципальные функции, и они получат возможности безвозмездно использовать эти платформы и сервисы в своей работе. Если мы будем как-то субсидировать эту работу, то породим мега-зоопарк этих решений, который и так сейчас очень большой. Нам кажется, здесь надо идти по пути унификации, централизации и перехода на облачные технологии.

CNews: Участник рынка жалуется, что ни один хостинг-провайдер не может предоставить услуги хостинга интернет-сервисов, сопоставимые по объему и стоимости с иностранными провайдерами. Планирует ли Правительство делать что-то в этом направлении и согласны ли вы с такой оценкой?

Максут Шадаев: Наверное, речь идет о глобальных облачных платформах. Действительно, и Amazon, и Microsoft Azure раньше предлагали очень конкурентные тарифы для малого и среднего бизнеса. Что мы здесь делаем? Мы пытаемся сократить издержки ЦОДов на основные составляющие их расходов - прежде всего, на электричество. Тарифы на высокое напряжение сильно дешевле для ЦОДов. Операторы связи, объекты связи уже по закону имеют право пользоваться льготными тарифами на электричество. Мы внесли законопроект, по которому ЦОДы относятся к объектам связи, чтобы они также могли пользоваться льготным электричеством. Речь идет об абсолютно всех коммерческих ЦОДах, а не только тех, которые работают над задачами госкомпаний и госорганов.

Краткая биография

Я надеюсь, что в случае успешного прохождения законопроекта, а у нас там все вроде неплохо, они смогут пользоваться льготными тарифами на электричество. Так как это значимая часть расходов ЦОДов, такая мера позволит поставщикам снизить стоимость этих сервисов. Но следующий вопрос, как это будет коррелировать со стоимостью оборудования, которое сейчас станет чуть дороже? Будем пытаться развиваться собственное производство оборудования, чтобы издержки ЦОДов, операторов облачных платформ не росли.

CNews: Максут Игоревич, ваши выступления всегда вселяют уверенность в стабильное развитие ИКТ-отрасли. В завершение поделитесь, пожалуйста, вашим прогнозом на среднесрочную перспективу - что ждет российскую ИКТ-отрасль?

Максут Шадаев: Времена непростые и, я бы даже сказал, немножко стрессовые… или «множко», но я считаю, что это даст нам возможность развивать новые ниши, оздоровиться во многих сегментах отрасли. Мы по крайней мере сделаем все, чтобы отрасль развивалась, росла.

Сейчас даже ревность существует по поводу льгот айтишникам. И так они были обласканы в последнее время, а тут еще такие льготы. Правительство будет последовательно наращивать объем поддержки. Не всё запускается в том виде, в котором сразу идеально всё работает. И те самые льготные кредиты, которые мы с коллегами активно обсуждаем, как переформатировать. Очень важна обратная связь, чтобы все это реально работало. Поэтому очень классно, что проходят, такие мероприятия. По итогам мы всегда получаем домашнее задание, что доделать.

ГлавнаяНовостиНовостиНовости, 202206Новости, 202206 → Глава Минцифры Максут Шадаев на CNews FORUM Кейсы - о ходе цифровизации России в новых условиях