Российский рынок BPM ждет волна слияний и поглощений

- КиТ :: Будь в СЕТИ!

Мировой рынок BPM растет на 14,3% в год в долларах. Российский - на 20% в год в рублях. Российские заказчики завершили этап поиска новых решений, провели ИТ-аудиты, определились с выбором систем и начали пилотные внедрения. Интерес к BPMS подогревает не только волна импортозамещения, но и смена парадигмы управления бизнес-процессами. Отечественные разработчики предлагают функциональные, современные решения. Однако они не всегда отвечают требованиям по надежности и производительности.

Мировой рынок управления бизнес-процессами

Аналитики Precedence Research оценили объем мирового рынка BPM в 2022 г. в $13,88 млрд (при оценке учитываются сегменты автоматизации и моделирования бизнес-процессов, управления контентом и документами, систем мониторинга и оптимизации бизнес-процессов).

Самый большой рынок BPM-решений по итогам 2022 г. - Северная Америка, на нее приходится 40% его объема. На втором и третьем местах располагаются Европа и Азиатско-Тихоокеанский регион (29% и 24% соответственно). Более 64% рынка приходится на облачные BPM-решения.

Доля выручки в 2022 г. (%)

По мнению Precedence Research, по итогам в 2023 г. объем рынка BPM составит $15,79 млрд и в течение ближайших 10 лет будет расти в среднем на 14,3% в год до $52,59 млрд в 2032 г. Быстрее всех будет развиваться сегмент решений по автоматизации бизнес-процессов - в среднем на 21,6% в год в течение указанного периода. Также аналитики предсказывают рост числа пользователей BPM-решений в сегментах малого и среднего бизнеса.

BPMS становятся все более совершенными благодаря использованию новейших технологий, таких как искусственный интеллект, машинное обучение, роботизация. Эти технологии уже интегрированы в продукты всех лидеров рынка. Спрос на BPM растет во всех отраслях, особенно в сфере ИТ, телекоммуникаций и в финансовом секторе. Данные опроса Signavio показали, что 70% компаний, внедряющих управление бизнес-процессами, надеются таким образом повысить качество обслуживания клиентов и производительность труда, а также сократить расходы.

Аналитики Technavio представили отчет, посвященный мировому рынку управления бизнес-процессами как услуги (BPMaaS). Они утверждают, что он растет в среднем на 28,76% в год и к 2027 г. достигнет $26,973 млрд. Интеграцию решений BPMaaS с RPA и ИИ аналитики называют интеллектуальной автоматизацией. По мнению авторов отчета, BPM, RPA и ИИ внедряются с целью повышения операционной эффективности, сокращения времени вывода на рынок новых сервисов, повышения качества обслуживания клиентов и снижения затрат. С помощью BPMaaS автоматизируются как внутренние, так и внешние процессы. При этом около 60% облачных BPMS развертываются на локальной инфраструктуре.

Попытку изучить мировой рынок BPM как платформенной услуги (BPM PaaS) предприняли аналитики Verified Market Research. Они оценивают темп роста этого сегмента в 12,37% вплоть до 2027 г. и ожидают, что к этому времени его объем составит $23,45 млрд. Платформа управления бизнес-процессами как услуга (BPM PaaS) - это облачная платформа, которая позволяет разрабатывать, развертывать и управлять бизнес-процессами в единой интегрированной среде, а значит, сократить затраты на управление несколькими приложениями и быстро масштабироваться. Решения BPM PaaS обеспечивают доступ к новейшим технологиям и инструментам, таким как ИИ, машинное обучение, блокчейн и RPA. Кроме того, на базе BPM PaaS можно быстро разрабатывать и развертывать новые приложения.

Как управляют бизнес-процессами в России

Подсчитать объем российского рынка управления бизнес-процессами довольно сложно потому, что его формируют не только классические BPM-платформы, но и BPM-модули, встроенные в различные прикладные решения, - СЭД/CSP, ERP, CRM и пр. Эти рынки практически не пересекаются.

О состоянии рынка можно судить на основании относительных показателей его роста. Так, в 2021 г. совокупная выручка топ-10 участников рейтинга CNews крупнейших поставщиков BPM-систем увеличилась на 39,3%, в 2022 г. - еще на 24,1% в рублях. Консенсус-прогноз роста российского рынка BPM в 2023 г. от опрошенных CNews экспертов - 15-20%, а в ближайшие годы - около 15%.

Выручка от BPM-направления в 2022 г., ₽ млн с НДС Выручка от BPM-направления в 2021 г., ₽ млн с НДС
Перейти к полной таблице

В 2022 г. проекты миграции с иностранных BPM-платформ на российские носили единичный и, скорее, вынужденный характер. В 2023 г. многие заказчики прошли этап поиска новых решений, провели ИТ-аудиты, определились с выбором систем и начали проекты миграции. Это стало серьезным вызовом для российских разработчиков. «В прошлом году мы увидели новых игроков на нашем рынке, в том числе из банковских экосистем. Традиционные российские разработчики все больше фокусируются на вендорской модели бизнеса и выстраивают партнерские сети из тех интеграторов, которые ранее ориентировались на крупных западных разработчиков. Так что, конкуренция на нашем рынке растет, и это хорошо», - рассказывает Юрий Востриков, генеральный директор компании «ЛАНИТ Омни» (входит в группу ЛАНИТ).

Роман Почиталкин, бизнес-партнер «ЛАНИТ – Би Пи Эм» (входит в группу ЛАНИТ), говорит, что большинство клиентов его компании в 2023 г. начали пилотные внедрения, по результатам которых будут принимать решение о дальнейшем использовании ПО. Но есть и пример, когда крупная организация не смогла найти подходящую разработку, и вопрос выбора поставщика перенесли на 2024 г.

Дмитрий Арефьев, заместитель генерального директора «Диджитал Дизайн», отмечает, что рост рынка происходит, в основном за счет крупных заказчиков, для которых актуален вопрос импортозамещения. «Сегмент ниже 500 крупнейших отечественных компаний, как мне видится, вкладываться в автоматизацию практически перестал», - отмечает он.

С ним не согласен Константин Истомин, исполнительный директор Directum. Он считает, что интерес к российским продуктам подогревает не только волна импортозамещения, а в целом смена платформ, даже смена парадигмы в сторону большей гибкости и ориентации на отечественные системы «без шор». Заказчики стали больше присматриваться к процессному подходу в управлении, а функции, которые раньше выполнялись в отдельных системах, таких как СЭД, ITSM-системы, теперь реализуют на BPMS, согласен с ним Павел Гребешков, руководитель группы маркетинга Comindware.

Импортозамещение на практике

Главным драйвером роста российского ИТ-рынка является тотальное импортозамещение. Однако заказчики отмечают, что большинство российских аналогов западных решений нуждаются в серьезной доработке. Как обстоят дела с BPMS?

Согласно опросу, который проводился Comindware совместно с партнерами, в 2022 г. компании высказывали опасения, что отечественные цифровые продукты окажутся «сырыми» с точки зрения функционала, рассказал Павел Гребешков. Но оказалось, что по ряду параметров, таких как уровень гибкости, дружелюбность интерфейсов, российские BPMS опережают иностранные. С ним согласен Юрий Востриков - он утверждает, что сегодня российские BPM-системы предоставляют заказчикам удобство и функциональность как минимум аналогичные, а зачастую превосходящие те, что предлагали иностранные платформы. Кроме того, они лучше адаптированы под отечественные реалии.

Однако есть и ложка дегтя. «Чтобы не отставать от лидеров рынка, отечественные вендоры делали упор на мировые тренды: использование ИИ, low-code, микросервисной архитектуры или на функционал, который хорошо понятен бизнесу. В результате сегодня многие решения столкнулись с другой проблемой - высокими требованиями крупных компаний к надежности и производительности, что является гигиеническим минимумом при выборе ПО для создания высоконагруженных систем корпоративного класса», - говорит Роман Почиталкин. К сожалению, такие проблемы редко решаются путем внесения небольших изменений и зачастую требуют разработки принципиально новых продуктов класса enterprise. «Эта задача не на один год, но будем надеяться, что российские вендоры уже осознали эту проблему и ведут работу в таком направлении», - продолжает Роман Почиталкин.

Владимир Андреев, президент компании «ДоксВижн» также отмечает, что российские вендоры уделяли недостаточно внимания общим задачам процессного управления – BP Modelling (моделированию процессов), BP Analysis (аналитике процессов), а также задачам BP Intelligence - разного рода техникам оптимизации бизнес-процессов, последний класс задач достаточно активно развивался в «западных» системах в последнее время. В основном это было связано с низкой востребованностью задач в сравнении с задачами базовой автоматизации. «Внимание заказчиков сегодня сфокусировано на импортозамещении и развитии инструментов создания приложений, их удобстве, возможности минимизировать программную разработку (low и now-code), а также наличии тех или иных типовых решений по автоматизации процессов», - говорит Владимир Андреев.

Проблема в том, что российский рынок невелик, и существование на нем большого количества систем приводит к фрагментации, которая не позволяет вендорам получать финансирование, необходимое для быстрой доработки решений. «Думаю, что в ближайшее время произойдет консолидация рынка BPM, как это ранее случилось с учетными и информационно-правовыми системами, рынком ПО СЭД и т.д.», - отмечает Дмитрий Арефьев.

Каким будет 2024 год

По мнению экспертов, в 2024 г., с одной стороны, продолжится миграция российского бизнеса на отечественное ПО, с другой - российские системы будут дорабатываться в соответствии с запросами заказчиков. Функционал различных BPM станет выравниваться, и заказчики начнут выбирать платформы исходя из уровня сервиса, простоты интерфейса, дополнительных возможностей интеграции сторонних приложений, скорости запуска нового функционала. При выборе будет учитываться доступность инновационных инструментов - технологий машинного обучения, искусственного интеллекта, аналитики больших данных. Также одним из главных критериев при выборе BPM-системы станет уровень информационной безопасности. «Разработчиков ожидает полная занятость ближайшие пару лет», - уверен Павел Гребешков.

Главным трендом в BPM останется интуитивно понятное моделирование процессов. «No-code технологии предлагают простой в использовании интерфейс перетаскивания для моделирования процессов, позволяющий пользователям без особых усилий создавать визуальные представления своих рабочих процессов. Гибкость настроек no-code систем также помогает поддерживать соответствие нормативным требованиям организаций, документируя процессы и гарантируя, что они будут соответствовать отраслевым стандартам», - говорит Роман Дзвинко, исполнительный директор НПЦ «БизнесАвтоматика».

Владимир Андреев отмечает тренд на формирование типовых шаблонов для наиболее востребованных процессов, например, процессов кадрового документооборота, управление доверенностями, по обработке финансовых документов и т.п. Кроме того, по его мнению, возвращается интерес к комплексной автоматизации процессов и решению высокоуровневых задач процессного управления – интеграции моделирования, анализа и оптимизации процессов.

Кроме того, по мнению Константина Истомина, BPM будет развиваться в сторону непроцессных моделей управления. «Когда компаниям нужно быстро адаптироваться, ярко проявляется слабость зацикливания на одной методике, в том числе на процессных методах. Невозможно взяться за оптимизацию всех процессов разом. Но жесткий процесс можно декомпозировать без потери управляемости и на отдельных этапах для повышения эффективности работы команд использовать другие методики. Например, гибкое управление через канбан-доски или case-management. И наоборот, поверх процессов можно применять быструю гиперавтоматизацию и RPA», - поясняет он.

Рост рынка BPM в ближайшие годы сохранится на уровне около 15%. По мнению Романа Почиталкина, не исключено усиление позиций лидеров рынка за счет ухода или поглощения более мелких компаний с интересными нишевыми продуктами. Также стоит внимательно следить за крупными отечественными технологическими компаниями, которые пошли по пути создания собственных продуктов на замену ушедшего западного ПО, а сейчас рассматривают возможность выхода с ними на рынок.

ПодпискаБудь в СЕТИ! Новости социальных сетей - всегда актуальное
 
Группы: ВК | OK | Tg